Айдос Сарым. Неужели трагические события истории двадцатого столетия ничему нас не научили?

11962

Бүгін Астанада мәдениет және спорт министрлігінің қолдауымен Қазақстан жазушылар одағы ұйытқы болып өткізіп жатқан «Қазіргі заманғы сөз энергиясы» атты еуразиялық әдеби форум өтіп жатыр. Астананың 20 жылдығына орай өткізіліп жатқан мәдени шараға Ұлыбритания, Германия, Қытай, Ресей, Түркия, Латвия, Венгрия, Польша, Молдова, Армения, Украина,  Болгария, Моңғолия, Азербайжан және өзге де мемлекеттерден көрнекті қаламгерлер, жазушылар ұйымдарының басшылары қатысуда.

Форумның бүгінгі ашылуы кезінде қоғам қайраткері, белгілі саясаттанушы Айдос Сарым арнайы баяндама жасап, жалпы әдеби кеңістіктің кешегісі мен бүгін салыстыра отырып, тегеурінді ойларын ортаға салды. Біз саясаттанушының баяндамасының толық нұсқасын орыс тілінде жариялап отырмыз.

Айдос Сарым:

От всей души благодарю организаторов данного форума за возможность выступить перед столь высоким собранием. Особая благодарность организаторам также и за то, что в качестве камертона и отправной точки нашей встречи выбрали 45-летие Пятой Алматинской Конференции писателей стран Азии и Африки, сыгравшей значительную роль в жизни, политике и литературе мира. Напомню, что в работе той памятной конференции участвовало 215 литераторов и общественных деятелей из 70 государств мира, в том числе 180 писателей и поэтов из 55 африканских и азиатских стран.

Между тем, полагаю, что сегодня будет уместно вспомнить и о том, что в этом году исполняется 60 лет зарождению данного движения, которое просуществовало ровно 30 лет. Напомню, что в 1958 году в городе Ташкенте состоялась Первая конференция, в которой принимали участие 204 литератора из 37 стран. На ней же была разработана и утверждена специальная Декларация «Дух Ташкента», которая приняла антиколониальную и антиимпериалистскую программу, создана Ассоциация писателей Азии и Африки. В рамках Ассоциации издавался литературно-политический журнал «Лотос».

Я не сильно преувеличу, если скажу, что работа данного форума оказала важную роль в обретении независимости большого количества стран Азии и Африки, заложила основы деколонизационного дискурса, под эгидой которого прошли 60-70-е годы прошлого столетия.

Не будем скрывать и то, что главным спонсором данной площадки был Советский Союз, который стремился пошатнуть позиции Запада, перетянуть на свою сторону симпатии народов и стран азиатского и африканского континентов. Возможно этим обьясняется и то, что на третьем году Перестройки в СССР работа конференции прекратилась, а Ассоциация перестала существовать как структура. Но, как бы там ни было, за тридцать лет было проведено 8 конференций в Ташкенте, Каире, Бейруте,  Дели, Алматы, Луанде, снова в Ташкенте и последняя в Тунисе.

Будет совсем уж нечестно и неправильно, если сегодня мы не вспомним отцов-основателей форума в лице таких писателей как Назым Хикмет (Турция), То Хоай и Нгуен Динь Тхи (Вьетнам), Бхишам Сахни и Мукерджи (Индия), Курихара (Япония), Фаиз Ахмед Фаиз (Пакистан), Мамонсоно Пинди (Конго), Абдулла Наиби (Афганистан), Юсеф ас-Сибаи и Нагиб Махфуз, Гамаль аль-Гитани и Юсеф аль–Куаййд, Эдвар Харрат (Египет), Ат-Тайиб Салих (Судан), палестинские писатели – Гассан Канафани, Яхья Яхлюф, Махмуд Дервиш, Муин Бсису, Самих аль–Касем, Эмиль Хабиби и Тауфик Зайяд, сирийцы Ханна Мина, Саадалла Ваннус, Саид Хауранийя, Ильфат Эдельби, Али Окля Орсан, иракцы Мухаммед Джавахири, Саади Юсеф, Гаиб Туама Фарман, ливийцы Ибрагим аль-Куни, Ахмед аль-Факих, алжирцы ат-Тахир Ваттар, Абдель Хамид Бен Хаддуга, тунисцы Мухаммед Ляруси Аль-Матви, Мустафа аль-Ферси, Омар Бен Салем, Мухаммед Салех аль–Джабери, марокканцы Абдель Керим Галляб, Мухаммеда Шукри и Мухаммеда Зафзафа.

В работе форума принимали участие практически  весь цвет советских писателей. Среди инициаторов и активных участников форума были такие корифеи как Расул Гамзатов (Дагестан), Мирзо Турсун-заде (Таджикистан), Мумин Каноат (Таджикистан), Чингиз Айтматов (Киргизия) Сарвар Алимжанов (Узбекистан).

Не могли остаться в стороне ведущие писатели и литераторы Казахстана в лице Мухтара Ауэзова, Габита Мусрепова, Мухамеджана Каратаева, Ануара Алимжанова, Тахауи Ахтанова и многих других. Форум, участие в нем стало рубежным событием и этапом становления для писателей следующей волны – Олжаса Сулейменова, Мурата Ауэзова и многих других первостепенных и главных поэтов и писателей настоящего времени.

Сегодня, спустя 60 лет с началом работы движения писателей Азии и Африки, спустя 45 лет после проведения Алматинской конференции, мы собираемся в новой столице Казахстана – Астане. В новых условиях, в новых обстоятельствах, в новом формате. Сегодня в этом зале сидят участники тех прежних жарких дискуссий и споров. Сегодня же в этом зале сидят их дети и внуки, преемники прежних литературных традиций, а также, возможно, созидатели новых традиций и новой литературы.

В эти дни, в процессе подготовки к настоящему форуму, я имел счастье перечитывать письма, дневники, выступления некоторых участников форумов 1960-1970-х годов прошлого века. И местами ловил себя на мысли, что многое из того, что было, что уже казалось прожитым, пережитым, обдуманным, отрефлексированным неожиданным для образом оказалось актуальным сегодня.

Я готов допустить, что природа человека меняется мало. Каждое поколение людей вынуждено снова и снова искать ответы практически на одни и те же проклятые вопросы. Но разве не должен был бы меняться контекст? Разве не должны были бы смениться декорации?

Со времени Ташкентского форума 1958 года произошло много чего эпохального. Человек покорил ближний космос и начал заглядывать в дальний. Было столкновение сверхдержав за контроль над миром. Мир же стоял на грани ядерной катастрофы, а силы добра сумели общими усилиями ее отстранить. Потом рухнули многовековые империи и мировая карта пополнилась множеством новых государств. Страны побеждали многовековое мракобесие. Научно-технический прогресс и развитие науки давали основания для невиданного доселе оптимизма, кое-кто заговорил о «конце истории» и «последнем человеке»…

И сегодня, спустя чуть более полувека мы снова вспоминаем прежний замшелый лексикон, прежние блевотные идеологические штампы. Мы снова стоим перед угрозой ядерной конфронтации. Мы снова боремся с вековым невежеством, религиозным и политическим мракобесием, геноцидом, нетерпимостью, фанатизмом, ксенофобией и шовинизмом. В мире заговорили о неоимпериализме, постимпериализме, неоколониализме и постколониализме. В мире снова появились беженцы, а кое-где происходит гуманитарная катастрофа, маячит призрак голода. В новостных лентах снова маячат тени больших и малых войн, льется кровь человеческая…

***

Выше я уже говорил о том, что основным спонсором движения писателей стран Азии и Африки был СССР. Самое ужасное, самое гнусное было в том, что борясь с колониализмом и империализмом в мире, Советский строй напрочь игнорировал свой собственный, в отношении республик и народов, закабаленных еще царской Россией. Было что-то жуткое, абсурдное в том, что с колониализмом и империализмом боролись писатели, которые сами были закабалены и колонизированы. Врачи, которые лечили туберкулез, сами болея его наиболее запущенными формами. Это реальность, в которой жили писатели Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана и многих других республик и автономий СССР.

Но ничто не проходит даром. Во время конференций были официальные доклады, но были и частные встречи, беседы, разговоры. Нам еще только предстоит понять, осмыслить насколько и как повлияли на национальные литературы СССР конференции писателей стран Азии и Африки! Стоит ли удивляться тому, что именно в этот период в советских нацреспубликах родились едва ли не лучшие исторические романы и прекрасная, духовая поэзия?! Воздух свободы, которым советские писатели пытались наполнить умы своих африканских и азиатских коллег в равной мере наполнял и их собственные груди, кружил им голову в равной степени!

Закономерный и необратимый развал СССР дал нам Свободу и Независимость! Понятно, что ни одна страна в мире не стала свободной и независимой в день провозглашения своей государственности. Плохо и то, что к моменту распада СССР мир уже пережил эйфорию развала империй. Плохо и ужасно то, что мир непросто пережил антиимпериалистическую эйфорию, а то, что деколонизационное движение в мире захлебнулось в собственных противоречиях и ошибках роста. Как это уже было не раз, вчерашние рабы оказались наиболее ужасными и гнусными поработатителями, прежде всего своих собственных народов. Авторитарные и тоталитарные гнусности режимов Азии и Африки, а также Латинской Америки дискредитровали и похоронили антиколониальный пафос и движение как явление, как дискурс. А жаль…

Немецкие ученые-политологи в свое время утверждали, что странам бывшего СССР предстоит сделать несколько выборов одновременно: преодолеть коммунистический тоталитаризм и построить демократию, перейти от административно-командной экономики к рыночной и перейти от колониального существования к независимому субьектному бытованию. Сложность была в том, что этот тройной переход надо было осуществить одновременно.

Проблема же была в том, что обретение Независимости для республик бывшего СССР совпало по времени с демократизацией стран Центральной и Восточной Европы. Мир, потрясенный тоталитарными преступлениями тоталитаризма напрочь забыл, что речь шла еще и о распаде империи. Одна гнусность затмила собой другую.

И сами мы, и мир посчитали, что нам как и восточноевропейцам достаточно сделать два выбора. Мы считали, что нам достаточно перестать быть коммунистами и научиться считать доллары. А нам, на самом деле, было необходимо еще и перестать быть рабами. Рабами своих собственных страхов и фобий, заложниками своего прошлого. Рабы не созидают, они лишь способны выбирать между хозяевами и биться в зависимости от темперамента за длину своих цепей.

Хуже того, мы очень быстро забыли, что политикам предшествовали тексты. Мы очень быстро забыли, что сначала появились поэты и писатели, которые взрастили политиков. А уже потом последние очень быстро забыли про поэтов и писателей. Да и сами поэты и писатели стали забывать свои же тексты…

***

«…не надо забывать, что, когда рождается ребенок, он должен иметь, он имеет свои собственные неповторимые черты и приметы. Чисто механическое, нетворческое перенесение на чужую почву даже самых гениальных достижений — это бескрылое подражательство, оно может не только затормозить процесс нормального развития той или иной литературы, но и вовсе обезличить ее. При этом понесла бы известный урон и вся мировая культура, ибо в таком случае она неизбежно лишилась бы некоторых граней национального своеобразия. А такая опасность иногда возникает, и надо ее предвидеть, чтобы избежать нивелирующего влияния псевдоавангардной вульгарной модернизации.

Об этом приходится напоминать еще и потому, что в нашем сложном мире идет процесс интенсивной стандартизации, унификации и нивелировки мышления. Мы должны ясно отдавать себе отчет: то, что полезно в индустрии, в строительстве городов и дорог, может оказаться губительным в проявлениях духовной жизни современного человека. Нивелировка человеческой личности— это убийство воли, убийство свободного духа, воспитание покорности судьбе. Всего этого упорно добивается неоколониализм. Вынужденный покидать свои бывшие владения, неоколониализм старается оставить там своих богов, свои модели для подражания».

Это не мои слова. Это очень пространная цитата. Это отрывок из выступления Г. Мусрепова на IV конференции писателей стран Азии и Африки 17—20 ноября 1970 года в столице Индии — Дели ( журнал «Простор», 1971, № 1, январь).

Обратите внимание! Этим строкам полвека! Но разве мы не можем подписаться под этим и сейчас? Не под всем, но под многим?

«Мы не имеем права уподобляться страусу, который прячет голову в полной уверенности, что это убережет его от опасностей. Было бы неоправданной наивностью и непростительным легкомыслием не замечать вопиющие несправедливости, которые совершаются на нашей планете. И писатели не мирились с этим. Они протестовали против войны во Вьетнаме и расширения агрессии на весь Индокитай, требовали мирного урегулирования конфликта на Ближнем Востоке, горячо поддерживали идеи разоружения, решительно осуждали неумные попытки применять силу в решении спорных вопросов».

Вы не поверите, это тоже цитата. Опять же из Габита Мусрепова. Это уже было сказано в 1973 году, в августе, накануне Алматинской конференции.

И у меня невольно возникает один большой и общий вопрос: неужели трагические события истории двадцатого столетия ничему нас не научили? Может ли вообще чему-либо учить нас история? Способны ли мы вообще ивзлекать уроки из своей истории? И этот же вопрос я адресую нашей уважаемой аудитории…

***

Естественно, адресуя аудитории столь непростые вопросы, было бы тщедушием и малодушием не высказать и свое собственное мнение на этот счет. И по большому счету, я, быть может, буду банален до жути и зубной боли. Возможно, что старшие мои коллеги решат, что я ничего нового не сказал, а всего лишь повторяю избитые истины прошлого, глаголю набившие оскомину, лежалые, запыленные архивные тезисы. Возможно, что я, пусть и другими словами, снова повторю все то, что было сказано до меня в течение тридцати лет работы конференций писателей Азии и Африки. Но разве вся жизнь человеческая не состоит в постоянном манифестировании и доказывании вечных истин каждым новым поколением граждан и людей?

У каждого человека есть свои любимые цитаты. Время от времени, в зависимости от обстоятельств, жизненных уроков, опыта они могут наверное меняться. Я не исключение. У меня есть любимые цитаты, которые еще с юношеских наполняют смыслом мое существование и составляют мою экзистенцию.

Первая цитата из Ницше. Она гласит: «Культура – это лишь тоненькая яблочная кожура над раскаленным хаосом».

Я действительно считаю, что культура – это самое основополагающее. Это главная ось, вокруг которой может быть выстроено все человечное и по-настоящему главное в жизни человека и человечества. И все исторические, политические конфликты, которые были, продолжаются, а также предстоят – все они были связаны и будут связаны с ослаблением культуры и капитуляцией культуры. Хуже того, все эти провалы были связаны с тем, что деятели культуры, в первую очередь писатели и литераторы, предавали идеалы культуры и сами становились агентами сил зла.

Никакие изменения не будут долговечными, если они не стали культурой. Как шутят остряки: цивилизация – это изобретение унитаза, культура же – это ежедневное, правильное пользование оным. Никакие цивилизаторские или модернизационные процессы не станут необратимыми, если они не стали событием культуры, не отражены в культуре, не осмыслены в культуре в самом широком смысле и в литературе в частности как составной и главной части культуры. Ничто не проходит, ничто не завершается, если оно не осмыслено, описано, пока об этом не написаны десятки книг. Войны не завершаются похоронами последнего солдата. Они заканчиваются лишь тогда, когда они стали банальностью и общим местом. И в этом смысле нам еще предстоит написать и прочесть очень много книг.

Цитата вторая, более длинная. Она принадлежит одному из самых умных экономистов и мыслителей прошлого века Джону Мейнарду Кейнсу. Он говорил: «Идеи экономистов и политических мыслителей – и когда они правы, и когда ошибаются – имеют гораздо большее значение, чем принято думать. В действительности только они и правят миром. Люди практики, которые считают себя совершенно не подверженными интеллектуальным влияниям, обычно являются рабами какого-нибудь экономиста прошлого. Безумцы, стоящие у власти, которые слышат голоса с неба, извлекают свои сумасбродные идеи из творений какого-нибудь академического писаки, сочинявшего несколько лет назад. Я уверен, что сила корыстных интересов значительно преувеличивается по сравнению с постепенным усилением влияния идей».

Самая страшная в мире организованная сила – это не масоны, не евреи, не китайцы, даже не американцы. Это идиоты. У них везде есть свои надежные, верные сторонники и агентура. Миром правят не политики, не олигархи, не военные. Миром правят социальные мыслители, смыслообразователи. И даже если все мы, сидящие в этом зале, имеем тысячу причин не соглашаться с этим, это так.

Сегодня в век Интернета и информационных технологий стало модным думать цифрами и мерить все пикселями и байтами. Но на самом деле все в мире – это тексты. Тексты могут быть нанесены на что угодно, они могут передаваться в каких угодно носителях, могут измеряться в любых измерениях, но именно они правят миром. Соответственно миром правят люди, которые могут сочинять тексты и рассказывать истории. И поэтому человек в каком-то смысле сумма прочтенных и понятых им книг. Соответственно, разрешение и интенсивность любых серьезных конфликтов современности будет зависеть от того, насколько быстро появится тот самый текст, который будет делить события на до и после, который заставит всех встрепенуться и иначе посмотреть на происходящее, увидеть иную перспективу.

Возникает вопрос: а почему своевременно не появляются такие тексты? Кто-то резонно спрашивает: а разве недостаточно уже наработанных, общепризнанных текстов, для того, чтобы не наступать на прежние грабли и не повторять прежних ошибок? Сложные вопросы. Но мне кажется процесс этот обоюдный, двусторонний. Не было еще в мировой истории случаев, когда сверхнапряженное, деятельное ожидание искомого текста не давало результата. Один из мыслителей 15-го столетия Дитрих Нигеймский в свое время говорил: не хватило бы и ста верблюдов, чтобы собрать и свезти все сочинения, посвященные предложениям о необходимости реформы христианства. А потом появился и Мартин Лютер со своими 98-и тезисами. Быть может попросту мы все недостаточно интенсивно думаем и хотим перемен к лучшему?

Давайте элементарно вспомним наш опыт! Сколько верблюдов потребовалось для того, чтобы собрать и сгрузить все написанное о вреде колониализма и империализма для стран Азии и Африки? Давайте вспомним, что мировая система колониализма по сути дала трещину уже между первой и второй конференцииями писателей Азии и Африки, между Ташкентом и Каиром. За три года! Окончательный и полный демонтаж мировой колониальной системы все еще происходит, он будет иметь свои этапы, этапы эволюции и деволюции, прогресса и регресса, но процесс этот необратим.

В силу психологических привычек мы склонны искать дно или мерить скорость своего падения. В глупом споре о стакане с водой постоянно состязаются оптимисты и пессимисты. Одни говорят, что  стакан наполовину полон, а их оппоненты – что он наполовину пуст. Между тем, самым разумным было бы спросить: а сколько конкретно там граммов или литров? Быть может мы вовсе не падаем, а взбираемся? Быть может нам не нужно искать дно, мы в нем находились, находимся? В таком случае разумно было бы смотреть не вниз, а вверх! Смотреть на небо и искать глазами вершину, на которую нам еще только предстоит забраться!

Добро не бывает быстрым. Это ошибки могут быть моментальными, преступления мгновенными, болезнь скоротечной. А исправление ошибок требует времени и терпения, признание ошибок и покаяние может быть только личным и длительным, выздоровление может растянуться на годы.

Писатели – это не просто миры, это создатели миров. Взлеты и падения человечества связаны с широтой и глубиной помыслов писателей и социальных мыслителей. История человечества – это прежде всего история идей и смыслов. Величие времени, величие государств и народов в конечном счете должно и будет измеряться не столько величиной бюджетов и численностью армий, сколько величием помыслов и мечтаний их смыслопроизводителей.

Нам нужны маяки и ориентиры, нам нужны общие знаменатели. Поэтому нам так важно и необходимо время от времени собираться вместе, честно и напряженно думать, честно говорить друг другу неприятные вещи, сверять часы. И быть может это впоследствии даст свои ожидаемые, и даже неожиданные эффекты, побочные положительные плоды. Полвека назад так и получилось. Почему бы не попробовать снова? А если ничего не получится, то пробовать снова и снова. Ведь успех, как говорил нобелевский лауреат по литературе Уинстон Черчилль, это умение двигаться от одной неудачи к другой не теряя оптимизма. Давайте оставаться оптимистами!